Москва, меняйся!

У тебя есть музеи, но нет солнца. У тебя есть театры, но нет цветов. У тебя есть высотки, но нет зелени. У тебя есть деньги, но нет весны. У тебя есть все, но в то же время нет ничего. Несчастная. Какая же ты стала несчастная, Москва.

А ведь все в тебя, такую несчастную, зачем-то приезжают. И приезжают в буквальном смысле в никуда. А я в тебе родилась, я в тебе выросла… Не ценю или все же я права? Ты мне напоминаешь ситуацию с моими Городами. Моим Сухумом и моим Ереваном. Коренные жители бегут оттуда, мечтая о квадратном метре где угодно, а те, кто приезжают, влюбляются, а порой остаются навсегда. Проблема в том, что я везде коренной житель, но бежать мне, Москва, хочется только от тебя.

Я действительно когда-то питала надежды полюбить тебя. Может, это слишком нагло – заявлять о том, что я не нуждаюсь в твоей любви, но это так. Мне не нужна твоя любовь. Ты не можешь мне ее дать. Потому, что тебя саму перестают любить. Ты перестаешь быть нужной «своим». И ты чувствуешь это. А мы чувствуем тебя. Ты излучаешь то, что получаешь. А ты уже давно не получаешь ничего хорошего. Тебя строят, ломают, украшают, с тобой делают все, что угодно. А тебе, кажется, уже плевать. И на себя, и на тех, кто все это с тобой делает. Ты под наркозом. Причем, общим. Ты – растение. Целый огромный город. Город, в который может несколько раз поместиться Абхазия, становится растением. Признаюсь, жалкое зрелище.

Я не люблю тебя, нет. Я люблю свою Абхазию. Свою независимую, свободную, красивую. Свою живую и душевную. Ту, которая до сих пор плачет по ушедшим президентам. Ту, где мне рады. Ту, где нет своих и чужих. Где вечное лето – и это лето в душе.

И пусть у нас нет небоскребов, пусть почти не осталось театров и музеев. Пусть у нас однажды не останется вообще ничего. У нас есть мы – люди. А к людям хочется. Что такое город с музеями, театрами и выставками, но без людей? Манекен? Макет? Я не хочу жить ни среди манекенов, ни в макете.

Я не люблю тебя, Москва. Но я благодарна тебе. За то, что благодаря тебе я все больше и больше люблю свою Родину. За то, что учишь меня. За то, что ты так жестока и не веришь слезам. И даже за то, что терпишь. Тебя любил мой гений – мой Высоцкий. Но тогда ты была другой. Потому что тогда жили такие как Высоцкий. А они тебя любили.

Москва, меняйся! Я должна полюбить тебя!

Элеонора ГИЛОЯН, факультет журналистики

20.05.2013

Возврат к списку