Институт и колледж ИГУМО
ОФИЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛ
ИНСТИТУТА ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
И ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
Найти на сайте
Пьедестал без героя

Пьедестал без героя

«Основы журналистики» – дисциплина, которая дает будущим журналистам представление о том, какую профессию они выбрали, в чем ее прелести и трудности. Именно поэтому уже на первом курсе факультета журналистики студенты Института гуманитарного образования и информационных технологий получают достаточное количество профессиональных знаний, которые помогают им в выполнении интересных и весьма непростых журналистских заданий. Одним из таких заданий стало «Интервью с кумиром», которое должны были подготовить первокурсники факультета журналистики.

Одним из результатов стало интервью студентки 1-го курса факультета журналистики Марины Креузовой с народным артистом России Александром Пороховщиковым.

ПЬЕДЕСТАЛ БЕЗ ГЕРОЯ

Истинное «я»… Сколько требуется пройти, чтобы определить его, найти его в себе? День? Год? Два? Кому-то не хватает и жизни. Вся жизнь – поиск себя… Это увлекательный путь.

Мне посчастливилось общаться с человеком, который уже нашел свое истинное «я», уже знает, чего он хочет от жизни и как он видит ее вокруг себя. Он – звезда. И звезда настоящая, которая светит всем без исключения, что и отличает ее от лампочек-однодневок, которые загораются в зависимости от того, в какую люстру ее вкрутили – из богемского стекла или висящую в тесной коммуналке.

Александр Шалвович Пороховщиков – звезда отечественного кино. Ему не понравилось бы это определение, он не любит пафоса. Но это человек, которого хочется слушать и слушать, думы которого о судьбе, жизни и творчестве я попытаюсь донести до читателя.

О СУДЬБЕ…

«Никто ничего в этой сфере не знает…»

— Александр Шалвович, существуют два таких высказывания: «Минуя нас, судьба вершит дела» и «Судьба задает сюжет, а человек придумывает идею. Что бы ни было написано на роду, каждый сам к этому придет, но своим самостоятельным путем». Какой из этих цитат Вы бы отдали предпочтение? Верите ли Вы в судьбу?

— Могу сказать сразу, что никто ничего в этой сфере не знает: есть судьба, нет судьбы… Но лично я в судьбу верю, и тому есть всякие подтверждения не только у меня, но и у людей, которые пытались изменить судьбу, и результат был очень плачевен. Поэтому я живу по принципу, как меня жизнь ведет. Я не напрягаю судьбу. Но это не значит, что я пассивный человек. Я, наоборот, очень активный. Живу по принципам человеческого жития: солнышко греет – я рад, луна – я рад, дождик – мне хорошо. Я естественно себя держу. Как только что-то ты решаешь напрягать, то все мимо… все мимо.

— Да, действительно, не так важна, может быть, сама судьба, как наше отношение к ней. Хотя порой она нам преподносит такие сюрпризы и ставит такие задачи, что кажется нам живым организмом со своими планами и мыслями. А Вы согласны, что «Судьба сила, подобная силе Бога»?

— Я не знаю силы Бога, я Бога не видел и в Него я не верю, хотя я глубоко верующий человек. Я верю в нечто другое, в Создателя, в Нечто. Я допускаю, что были великие подвижники, как Иисус Христос, Соломон. Кто знает? Вдруг они и вправду пришельцы откуда-то, ведь они обладали необычными качествами! Расскажу одну историю… У нас в семье был равногранный крест, и в центре – два глаза из бронзы. Датировался он третьим веком до нашей эры! Еще Христа-то не было! У нас его украли, и почти все, кто был в семье, вымерли. Такие вещи воровать нельзя. Когда я бабушку просил объяснить мне, что же это такое, бабушка отвечала так: «Сашенька, а это Создатель, это Нечто». Может быть, это и есть Вселенская совесть. Я считаю, что и смерть люди придумали. Смерти никакой нет, ибо все вечно. Есть перевоплощение. Душа улетает в благоприятные условия и существует в других каких-то измерениях. Я там два раза был, два раза тонул, поэтому мне не надо рассказывать, что там видят, как там все – я просто слушать никого не буду. Поэтому, конечно, судьба существует однозначно, все предначертано. Этому есть доказательства. Если кто-то пытается что-либо изменять, все возвращается с большей силой. Мы были очень дружны со Святославом Николаевичем Федоровым, знаменитым офтальмологом. Когда он ушел из жизни, я просто в голос рыдал, словно второй раз маму похоронил. Это был чистейший человек внутренней красоты. Всю жизнь мечтал быть летчиком. С ним вот что случилось: он бежал, как рассказывал, на свидание, попал под поезд, и ему отрезало ногу. Все время стремился летать. И погиб же он на вертолете. Дело в том, что жена Святослава Николаевича постоянно говорила: «Бог даже ногу у тебя отобрал для того, чтобы ты не летал! Зачем ты идешь против судьбы?» Святослав Николаевич был человеком, не признающим правил… И с одной ногой занял первое место у себя в городе по плаванию. Уникальный человек, человек сильнейшей воли. Жалко, что такие уходят…

— Такие искренние чувства мало кому даются. Если считать, что «дружба одна душа в двух телах», то потерять друга это резать по живому. Значит, Вашу встречу со Святославом Николаевичем можно назвать судьбоносной? А были ли еще подобные встречи или расставания?

— Конечно, такие встречи не могут бесследно пройти. Встреча с Ирочкой, моей супругой, была целым переворотом. Я ведь хулиган был жуткий, а эта девочка наложила на меня какой-то отпечаток, что я изменился. Иной раз сижу и думаю: «Я ли это был?» Поэтому какие-то тяжелые моменты жизни более легко проходят, потому что я знаю, что есть человек, который меня всегда ждет, всегда меня ищет, причем преданно и нежно. В наше время, где царят предательство, цинизм и агрессия, такие чувства, скажу, редкость. Я свою Ирочку и прозвал-то «сердечко на ножках». Конечно, был потрясением уход мамы, потому как мама для меня – это все. Я вообще боготворю женщин, потому что вы, хоть и говорите, что вы слабый пол, а на самом деле вы очень сильные, просто чуть притворяетесь. Слабый пол – это мы, мужчины, хотя вы при каждом случае делаете из нас победителей. Я вообще считаю, что музыка, медицина и женщина – три необъяснимые вещи, великолепные вещи. Медицина – уникальная профессия, не обижая ни одну другую, говорю. Ухаживать за другим человеком – это прекрасно. Музыка… семь каких-то нот, но за душу ведь так способны взять! Потрясающе! Ну, и вы, женщины, вас познавать и познавать надо… Вы что-то неповторимое. Если взять, например, фильмы, то раньше воздействие такое было, что люди толпами стояли! Это были эпохальные картины. Сейчас подобного и близко нет. Я считаю, что искусство должно потрясать. Именно потрясать. Либо великим взлетом, либо таким же великим падением. Среднего не дано, как говорил Шаляпин. Потрясает современная жизнь. Страшнее века не было, более циничного, кровожадного. Уничтожается духовное и нравственное. Нас физически победить невозможно, так как у нас очень сильная страна и очень сильный дух. А вот на нищете отыграться можно, ведь куда ни посмотришь – везде бродяги, нищие. Это ужасает.

О ТВОРЧЕСТВЕ…

«Мне нужен доброжелательный глаз…»

— Если вспомнить фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих», то открывается звездное небо, ведь каждый актер, снимающийся в этом фильме, самобытен, индивидуален. Каждый герой это личность. Завязалась ли между вами дружба или она была уже на тот момент?

— Хороший режиссер умеет создавать атмосферу доброты на съемочной площадке. Тогда ты чувствуешь себя ровно со всеми. Мы дружили, очень сплоченной были семьей. Я всегда привожу пример: как дома на кухне. То есть все свои. Кто-то поет, кто-то на гитаре играет. Все доброжелательны. Скажу, мне режиссер не нужен никакой, мне нужен доброжелательный глаз. Если человек на меня по-доброму смотрит, внимательно слушает меня, то хочется работать, рассказывать ему что-то , ведь это меня окрыляет.

— В этом фильме Вы играли роль идейного коммуниста, твердо убежденного в своих идеалах. Играли Вы блестяще. А каково Ваше отношение (человека с дворянскими корнями) к данному персонажу уже через призму сегодняшнего времени?

— Знаете, с одной стороны – дворянская семья, пострадавшая от коммунистов… Деда расстреляли, семью разрушили… А с другой – я отношусь очень трогательно к данному образу. Нельзя хаять всех сразу под одну гребенку. Говорят: «Брежневский застой!» Ничего подобного! Это сейчас – застой духовный и нравственный. При Брежневе великие фильмы были, на 100 рублей можно было семью прокормить, ездили в Артек отдыхать. Люди светились даже. Была мечта у каждого, все верили во что-то . Пускай вера ложная была в коммунизм, но верить-то надо! И эти люди, которых мы играли, – это были искренние люди. Я думаю, такой, как Кунгуров, был бы расстрелян в сталинскую эпоху, так как это был прямой человек, и говорил он, что думал. Я считаю, все герои картины были бы уничтожены, потому что это были честные и верующие люди. Вспомним, как они переживали, когда засомневались в своем товарище и как радовались в финале фильма. Было бы интересно собрать всех тех актеров и сыграть уже сейчас. Посмотреть, что с ними стало в жизни.

О ЖИЗНИ…

«Добрые люди сильные люди».

— Наша жизнь калейдоскоп: полна всевозможных встреч, как радостных, так и встреч, которые нам бы хотелось избежать. Какой тип людей чаще всего разочаровывает Вас?

-Завистливые люди. Я не понимаю, что такое зависть, у меня нет такого качества, сколько раз пытался порыться в себе… Причем, сейчас зависть открытая, ничего не утаивается. Вот что удивительно! Скажу прямо, что родители мои меня так воспитывали, так как сами были очень добрыми людьми. Человек, который не является носителем доброты, для меня не существует. Я со злыми людьми не общаюсь. Они вампиры, которые подпитываются мной и высасывают всю энергию. Да, добрым человеком тяжело быть сейчас, но необходимо понимать, что доброта – это удел сильных людей.

— Вы очень часто упоминаете о добре, и Вас характеризуют как порядочного, честного и открытого человека. Как Вам давались роли отрицательных героев?

— Дело в том, что нет отрицательных и положительных героев. Это все очень условно. Сегодня ты отрицательный, а завтра положительный. Надо играть просто человека. Персонаж же не мог родиться отрицательным, все живое рождается на основе доброты. Никогда никакая собака тебя не укусит, она появляется на свет радостным зверьком, бежит к тебе, а ты ее – ногой или еще хуже – палкой по голове. Так же и человек. Верит, а тут его обманывают. Он снова верит, а его опять… И постепенно под давлением общества формируется то, что видим.

— Да, действительно. А в детстве каждый ребенок это чистый лист, светлый, бескорыстный и доверчивый. И только в течение жизни, корректируемый обществом, он становится личностью. А пока все видится розово-мармеладным, ребенок часто думает: «Вот родился бы я, например, во время войны с Наполеоном, уж я бы совершил подвиг…» А героем какого времени ощущаете себя Вы? Или Вам комфортно в нынешние времена?

-Мне не комфортно в этом времени. Я без добра и ласки умираю просто. Если меня по лысине никто не погладил сегодня или не посмотрел добрыми глазами, я начинаю увядать. Я никому не желаю зла. Мы живем один раз, один миг. Раньше в лесу увидишь какого-нибудь человека, кричишь ему: «Привет!», он тебе в ответ: «Привет!» Закурим, шашлычок сделаем, поболтаем. А сейчас кричишь: «Привет!», а оттуда – выстрел. Ну что же это за комфорт? Я бы хотел жить во времена Александра Сергеевича Пушкина. Вот в это время я бы хотел. А вообще, я очень увлекаюсь космосом и верю, что наступит время, когда прилетят хозяева и скажут: «Ну, чего вы тут делаете?» Ведь глупо думать, что мы единственные во Вселенной. Что такое Вселенная? Та же женщина. Она может родить и двойню, и тройню, и восьмерых. Где-то, может быть, есть такая же Земля! И нельзя исключать, что в благоприятных условиях в этой Вселенной могли вывестись нам подобные существа.

— Конечно, вариантов может быть много: жить в другом времени или на другой планете… Не зря же говорят: «Там хорошо, где нас нет». Но мы находимся здесь и сейчас, и приходится с этим мириться. А вот если бы была возможность начать все заново с уже накопленным жизненным багажом, Вы что-нибудь изменили бы в своей судьбе?

— Наверное, ничего бы не изменил… Хотел бы только, чтобы мама жива была. Я считаю, что любой человек должен знать свою Родину. А где Родина? Там, где мама…

— Мне нравится высказывание: «Господь не мог поспеть всюду одновременно, поэтому Он создал матерей». Действительно, какой-то период времени мы находимся под оберегом нашей мамы. Все начинания, все вопросы даются в два раза легче. Однако, к сожалению, наступает такой момент, когда все приходится решать самому, помня только мамины напутствия. Поэтому бывает так трудно определить для себя жизненные девизы или критерии, не пользуясь подсказками и советами. Какую бы цитату Вы поставили заголовком Вашей жизни, уже накопив огромный опыт?

— Насчет цитаты я не знаю… Я считаю, что выше семьи нет ничего. Если плохо в семье, то и в государстве плохо. И так как я всегда боготворил родных, то мне хотелось бы со временем сделать памятник, где стояли бы мои родители и близкие, а я, как блудный сын, стоял бы на коленях у их ног, а на спине – надпись: «Я умер! О счастье! Родные, я с Вами!» Я верю в бесконечную жизнь, в перерождение души. Бесконечность – еще не предел…

Евгений Евтушенко как-то сказал: «Даже соленые слезы, падающие в чай, становятся сладкими, если чай пьют дома». И вообще, жизнь любого человека – это путь домой. Только дома мы можем быть собой, только дома нас всегда ждут, только дома нас постараются понять. Человек слаб и беззащитен без дома и без корней. Чем глубже и крепче корни, тем выше дерево, тем пышнее крона. Это закон природы. Во многом благодаря своим близким и Александр Шалвович достиг всеобщего уважения, любви зрителей, звездных ролей в кино и театре, многочисленных призов на фестивалях за режиссерскую работу. У него яркая жизнь, любимая женщина и верные друзья, мечта создать музей Пороховщиковых в память о своих родных, у него есть энергия и желание все это осуществить. И он имеет право по достоинству занять свое место на пьедестале… Но никогда этого не сделает, потому что у Александра Шалвовича еще есть душа и ум, бережно взращенные когда-то семьей в атмосфере добра и любви, есть память и благодарное сердце. Поэтому свой пьедестал он оставит для них – для тех, кого любит и помнит, для тех, кто по праву должен занять это место. «Благодарность – это память сердца». Может быть, это послужит примером для всех, и мы начнем смотреть умные, хорошие фильмы, уважать стариков и беречь детей, помогать нуждающимся и, наконец-то, гордиться своей страной… Чем больше мы отдаем, тем богаче становимся. Если каждый получит этот урок памяти и любви, может быть, наступит долгожданная Эра Милосердия…

Александр Пороховщиков

Креузова Марина, студентка 1-го курса факультета журналистики

10.12.2010
Просмотров: 596

Возврат к списку


ИНТЕРЕСНЫЕ РАЗДЕЛЫ
Об ИГУМО Факультеты Колледж Лица института Абитуриентам Государственная аккредитация Личный кабинет студента Контакты Сообщество в ВКонтакте Сообщество в Фейсбуке
© 1991-2016 ИГУМО и ИТ. Все тексты и фото подготовлены студентами и сотрудниками ИГУМО и ИТ. Все права защищены.